Sweden
Helsinki
Sankt Peterburg

      «ПЕРВЫЙ РАЗ я увидел этот храм примерно 60 лет назад, ходили раньше пешком, есть такая деревня Бубяково. Идем туда дальше, и там болота. Мы ходили на Бубяковские болота ловить карасей. Жил я в это время на Кооперативной улице, где сейчас бизнес-центр, и вот вниз спускаетесь, это называется Машинская гора, пересекаете Келарский пруд, мимо Ильинского храма, дальше по Кировке и там полями шла дорога, полями выходили на бубяковское болото, и чтобы сориентироваться, там проходили сельские дороги, шли на Благовещенье. И уже с полей сверху можно было увидеть крест храма, в то время, естественно, не было дач, застроек, кладбища, не было подсобного хозяйства Лавры. Первое впечатление - это летняя пора. Пруд был чистый, не замусоренный, не заросший. Храм по моим представлениям был меньше, чем построен сейчас. Ниже, то ли подгнил, осел, то ли просто детское воспоминание. На колокольню поднимались, с нее как на ладони было видно Лавру. Колоколов на колокольне не помню в это время, это были 50-е годы. Храм был заперт, хотя наверх как-то поднимались. Позже прибегали туда на лыжах, теми же полями, посадками. Более взрослым пришел перед Олимпиадой. Тогда власти решили его восстановить. По легенде храм построен без единого гвоздя. Не знаю, на самом ли деле. Разобрали храм, я видел около пруда большие и маленькие бревна, были золоченые пилястры, какие то детали от иконостасов с позолотой. Думали как лучше, получилось как всегда. Через несколько лет я приехал сюда, на этом месте ничего уже не было. Привозили, после того как разобрали, сосновые длинные необтесанные бревна, задумывалось восстанавливать, помотались, помотались, восстановить не вышло. Разобрали все местные. Недавно приезжал, храм уже стоит».

      «ВОССТАНАВЛИВАТЬ храм начали года 2 назад, до этого ничего не было, пару бревен валялось и фундамент, рассказать уже некому, я из Сергиева Посада, живу тут не всю жизнь. Постарше уже никого нет, все вымерли, последняя умерла после Нового Года. Если она только помнила. Школа была тут, рассказывала. Я даже не помню, чтобы говорили, что они ходили молиться. […] Всегда считалась, что Лавра на самом высоком месте, а выйдешь здесь и она внизу. Тут такое место высокое, а копни землю, рядом вода грунтовая, почему так не знаю, говорят, пруд большой, если почистить, будет вода чистая. Все обещали почистить, кто строился, и никак. В 89-м начал строиться, в 94-м постоянно начал жить. Тут никто в деревне не живет почти. С 89-го года тут уже 35 человек умерло. У кого молодые от наркотиков, но в основном все старые. Я когда тут решил строиться, метра два бревен оставалось над фундаментом храма, потом все на дрова растащили».

      «Я СЛЫШАЛ, что название вроде раньше было Княжье, потом его переименовали, родники были внизу, церковь действовала только по выходным, село то разрасталось, то уменьшалось. Сейчас уже никого не осталось практически, недавно ездил в сельсовет, сказали, что девять человек прописано только».».

      «УЧАСТОК перед церковью считается центром деревни, тут обычно дети летом играли. В прудах, когда они еще чистые были, летом купались, зимой катались на льду. Храм видел только, когда его восстановили, старики говорили, что сгнил он совсем, потому и разобрали. Специалисты приезжали, но потом передумали его отстраивать почему-то. Все так и рассыпалось постепенно».

      «ХОРОШО, что храм восстановили, деревня далеко от города, а теперь есть храм, куда я могу прийти помолиться, когда приезжаю сюда. В детстве не ходили в церковь, тогда время другое было, хотя бабушка была верующая и у нее иконы дома были. В церкви службы не проходили, сначала ее вроде использовали для чего-то, но потом вообще забросили. Там дыры везде были, она рушилась быстро, покосилась вся. Потом ее разобрать решили, а собирать не стали уже».

Московская область,г. Сергиев Посад, село Благовещенье